Logo Море(!) аналитической информации!
IT-консалтинг Software Engineering Программирование СУБД Безопасность Internet Сети Операционные системы Hardware
Обучение от Mail.Ru Group.
Онлайн-университет
для программистов с
гарантией трудоустройства.
Набор открыт!
2006 г.

Технологии виртуализации: вчера, сегодня, завтра

Сергей Озеров, Александр Карабуто
"Экспресс Электроника"

Содержание

Виртуальный мир, виртуальная реальность, виртуальность… Эти и схожие понятия все глубже входят в нашу жизнь, неминуемо заставляя в очередной раз задуматься о природе сущего, о дилемме первичности (материя или сознание), о природе человеческого разума и о бессмертии, наконец… Задуматься - на новом витке развития человеческих представлений об устройстве мира, появлением и переосмыслением которых мы во многом обязаны стремительному развитию информационных и компьютерных технологий за последние несколько десятков лет.

Но тема этой статьи - все же не о бессмертии человеческого разума в виртуальной реальности, а о более «приземленных» и прикладных вещах. О технологиях виртуализации, позволяющих современным и будущим компьютерам заменять выполнение одного другим. Например, более легкого и привычного более подходящим и эффективным. Позволяющих создавать виртуальные среды существования программ и целых операционных систем, а также одновременно (буквально - одномоментно) сосуществовать и выполняться на одном процессоре нескольким операционным системам, обеспечивать их независимость и защиту друг от друга, многократно повышая тем самым удобство пользования компьютером.

Повышенный интерес к компьютерным технологиям виртуализации в настоящее время не случаен. Вычислительная мощь нынешних процессоров быстро растет, и вопрос даже не в том, на что эту мощь расходовать, а в том, что современная «мода» на двухъядерные и многоядерные системы, проникшая уже и в персональные компьютеры (ноутбуки и десктопы), как нельзя лучше позволяет реализовать богатейший потенциал идей виртуализации операционных систем и приложений, выводя удобство пользования компьютером на новый качественный уровень. Технологии виртуализации становятся одним из ключевых компонентов (в том числе, и маркетинговых) в самых новых и будущих процессорах Intel и AMD, в операционных системах от Microsoft и ряда других компаний. И в ближайшее время мы можем увидеть на этом поле не менее жаркие баталии, чем те, что недавно гремели по поводу поддержки 64-битных инструкций или двухъядерности в процессорах Athlon и Pentium. Итак, здесь мы сделаем попытку разобраться, в том числе, с технической стороны (не вдаваясь, однако, слишком глубоко в детали), что представляют собой аппаратные технологии виртуализации в процессорах Intel и AMD, а также рассмотрим программные решения по виртуализации от различных производителей, без чего применение виртуализации в компьютерах также немыслимо.

Но прежде чем перейти к новейшим технологиям виртуализации, необходимо вспомнить, как вообще виртуальность проникла в недра компьютеров и как она облегчила жизнь их создателям и пользователям.

Виртуализация позавчера: виртуальная память и стандартные интерфейсы операционных систем

Вообще, «виртуализация» - это один из краеугольных камней современной вычислительной техники. По правде сказать, «виртуален» и «невещественен» любой компьютер, начиная еще с первых «пентиумов»: ведь, по сути, любая выполняющаяся на них команда, инструкция, операция в той или иной степени виртуальна. Программы работают с виртуальной, а не физической оперативной памятью, процессоры «на лету» перекодируют x86-инструкции в свой внутренний RISC-подобный формат, драйвера устройств и операционные системы прячут под стандартными интерфейсами доступное в системе оборудование. Это зачастую медленно, это почти всегда сложно, но это - единственный способ хоть как-то гарантировать относительную надежность и сравнительную эффективность той чудовищно, непомерно огромной системы, которую мы называем современным компьютером.

Но что же тогда скрывается за модными в последние полгода словами «технологии виртуализации», которые, как уверяют нас гранды процессоростроения, станет не менее весомым аргументом в вопросе покупке нового процессора, чем еще года два назад была возросшая производительность?

У большинства русскоговорящих читателей слово «виртуальный», вопреки его изначальному происхождению, наверное, вызывает примерно одинаковые ассоциации с чем-то невещественным, несуществующим на самом деле. Но изначальный смысл его в вычислительной технике гораздо конкретнее и проще - «виртуальные» объекты здесь всегда означают некие абстрактные интерфейсы, за которыми скрывается реальное оборудование. Основная идея, хорошо прослеживающаяся здесь последние лет двадцать - это стремление максимально упростить задачу разработчикам программного обеспечения, предоставив каждой программе (в идеале) по стандартному «виртуальному компьютеру», на котором она сможет работать без учёта вообще каких бы то ни было сторонних факторов - компьютера, на котором она запущена, или других работающих на этом же компьютере программ. И, надо сказать, результаты здесь были достигнуты впечатляющие. Первые процессоры работали непосредственно с «физической» оперативной памятью, напрямую указывая в программе конкретную ячейку в модуле памяти, с которой они работали. Получалось что-то вроде «модуль памяти #1, микросхема 4, банк 3, строка данных 63, байт 13, - или, в двоичной нотации, «модуль 01, микросхема 01000, банк 11, строка данных 0111111, байт 01101». Эти числа записывались подряд - и получался адрес 010100011011111101101, то есть 669677 в привычной нам десятичной нотации. При соблюдении минимальных ограничений на организацию модулей памяти при таком способе записи фактически получается, что мы нумеруем ячейки памяти идущими подряд числами, начиная с нуля и заканчивая некоторым большим числом. А это удобно и проектировщикам «железа», и программистам. (Кстати, именно отсюда пошло правило «объем модуля памяти должен являться степенью двойки» - при таком подходе все младшие биты физического адреса модуля получаются допустимыми, и в нумерации адресов физической оперативной памяти не возникает «дырок»). Вот с этими «физическими адресами памяти», образующими отрезок на числовой прямой, первые программы и работали. Система была по своему достаточно изящная, но, к сожалению, совершенно не приспособленная для одновременного исполнения нескольких программ, - в лучшем случае одна программа в компьютере могла на время передавать управление другой.

Вообще, о приёмах работы того времени можно составить неплохое впечатление, если вспомнить, что модули привычной нам динамической оперативной памяти (DRAM), требующие регулярной «подзарядки», программисту в те дни приходилось «обновлять» («регенерировать») самостоятельно. Дело в том, что модули DRAM сравнительно быстро теряют хранящуюся в них в виде заряда микроконденсаторов информацию («быстро» здесь означает «за миллисекунды»), и в то время эту особенность данного типа памяти приходилось учитывать «вручную», то есть программными средствами прописывая обращения к ячейкам («столбцам») и тем самым регулярно обновляя хранящуюся в памяти информацию. Лишь позднее функцию регенерации памяти возложили на схемотехнику и микросхемы системной логики (контроллеры памяти) «научились» проводить регенерацию памяти автоматически, в фоновом режиме и незаметно для программиста. Какая уж тогда многозадачность - за регенерацией бы уследить...

Впрочем, сложность, связанная с необходимостью учёта наличия в физической оперативной памяти одновременно нескольких программ (и совершенно разной информации - кода, данных, стека, управляющих структур) - это только полбеды. Главная же беда заключается в том, что в любых программах встречаются различные ошибки (причем, чем сложнее программа, тем этих ошибок больше), очень часто приводящие в первую очередь как раз к порче оперативной памяти по случайному адресу. И «заглючившая» программа, работающая с физической оперативной памятью, в большинстве случаев будет попросту «убивать» не только саму себя (а иногда - и не столько), сколько окружающих её «соседей» по памяти.

s1.jpg

Схема 1. Компьютер без виртуализации

Как же разделить и защитить работающие в физической оперативной памяти программы друг от друга? Простейшее решение, которое приходит в голову, - просто «нарезать» эту память («большой отрезок» адресов) небольшими кусочками (меньшими отрезками адресов - сегментами). Каждый такой кусочек задаётся координатами его «начала» (первым адресом отрезка) и «длиной» (количеством адресов). Любой адрес этого отрезка считается как расстояние между этим адресом и первым адресом отрезка («смещение» от начала сегмента). Вместо того чтобы работать с физическими адресами, программы работают с этими смещениями и сегментами, - реализовать это совсем не так уж трудно, причём, выделив каждой программе даже не по одному, а по нескольку сегментов - сегмент для машинного кода программы, сегмент для её данных, сегмент для организации стека, и т.д.

Подобная система называется сегментированной моделью оперативной памяти, в архитектуре x86 она появилась в процессорах i80286 (где получила название «защищенного режима») и исчезла из этой архитектуры только с переходом к 64-битным наборам инструкций AMD64/Intel EM64T.

s2.jpg

Схема 2. Сегментированная память

Что мы получаем от перехода к сегментации? Во-первых, защиту одних программ от других: процессор проверяет каждое обращение программ к памяти и контролирует, чтобы они не вышли за пределы выделенных им сегментов. Во-вторых, - и, пожалуй, это даже гораздо важнее - радикальное повышение удобства программирования. Нам не нужно задумываться над тем, что на нашем компьютере вообще существуют другие программы - каждой из них обеспечено «виртуальное» пространство, в котором присутствует даже не одна, а целых три независимых друг от друга «памяти», выделенные ей и только ей, где хранятся ключевые структурные части любой запущенной программы - код, данные и стек. Нам не нужно подстраиваться под особенности конкретной версии операционной системы (а это ведь тоже как минимум еще одна программа, запущенная на компьютере!), мы можем использовать для всех случаев жизни совершенно одинаковый программный код.

Эффективная схема? Вполне! Она работает, она удобна, доступна и понятна, так что многие любители ассемблера до сих пор с удовольствием ею пользуются. Но долго она не продержалась, поскольку, как легко догадаться, особенной гибкостью в использовании не отличается. Как мы изначально «нарежем» память ломтиками, - так оно в будущем и останется: выделим слишком много - какие-то области останутся неиспользованными и простаивающими; выделим слишком мало - не сможем в нужный момент увеличить этот объём. Помнят ли еще программисты старые добрые DOS-овские среды разработки от Borland, где в опциях компилятора указывалась «модель памяти», в которой определялся размер и количество используемых в программе сегментов? И помнят ли пользователи замечательную утилитку mem и знаменитое Not enough memory, которыми так радовали глаз пользователя ранние «персоналки»?

Одним словом, даже в те времена существовали лучшие решения, и в следующем, первом по-настоящему современном поколении x86-х процессоров (80386) вслед за процессорами Motorola и мэйнфреймами появилась основа любых современных многозадачных ОС - виртуальная память. Об удачности этой разработки говорит хотя бы то, что вплоть до перехода к 64-битным наборам инструкций «ядро» любых x86 в точности соответствовало стандарту IA-32 (Intel Architecture for 32-bit), введённому Intel для i386 (так что, в принципе, на «трёшках» должны работать любые 32-битные программы, не задействующие слишком современных функций).

Виртуальная память(схема 3) - это логическое развитие идеи сегментированной памяти, когда мы переходим от вполне конкретным образом преобразуемых в физические «линейных» адресов защищенного режима x86 к совершенно абстрактным «виртуальным» адресам. Ведь, по большому счёту, для работающей на компьютере программы совершенно безразлично, что за «физические» ячейки памяти она использует! Ей нужен просто некоторый диапазон адресов, по которым она сможет сохранять свои данные, а что за этими «цифирками» на самом деле скрывается, ей глубоко безразлично. Главное - чтобы процессор знал, как эти абстрактные цифры (виртуальные адреса) переводить во вполне конкретные инструкции для контроллера памяти (физические адреса).

Схема 3. Виртуальная память.

Как это делается на практике? Вся доступная процессору физическая оперативная память разбивается на небольшие кусочки размером 4 Кбайт или 4 Мбайт - «страницы». При этом используется та же схема, что и при разбивке физических адресов на адреса конкретной ячейки памяти: младшие 12 или 22 бит виртуального адреса обозначают смещение данного адреса от начала страницы, а старшие биты (от 10 до 50) - номер страницы. Когда процессору требуется вычислить физический адрес по виртуальному, он просто разделяет виртуальный адрес на номер страницы и смещение, заглядывает в таблицу, где для каждого номера указаны координаты начала страницы в физической памяти, и прибавляет к полученной координате смещение(схема 4). Упомянутая табличка страниц называется таблицей трансляции адресов виртуальной памяти (или просто таблицей трансляции), и размещается она в виде B-дерева в самой обыкновенной оперативной памяти, что позволяет создавать без большой избыточности сколь угодно большие быстродействующие таблицы трансляции. Работает это дерево, правда (как и всё, связанное с оперативной памятью), по-прежнему не очень быстро, и поэтому процессор кэширует ранее определенные соответствия «номер страницы - запись в таблице трансляции» в специальном кэше - буфере трансляции виртуальных адресов (Translation Look-aside Buffer, TLB).

Схема 4. Работа с виртуальной памятью.

Детали таблицы трансляции

Фраза про B-дерево может прозвучать устрашающе, но на самом деле скрывается за этим не такая уж и сложная технология. Двоичный номер виртуальной памяти, по всё той же доброй традиции, «разрезается» на несколько кусочков небольшого размера (по 10 бит): к примеру, 00000000001111111111010101010101 - превращается в 0000000000 + 1111111111 + 010101010101. Первая часть адреса - 0 - это «номер директории», вторая - 1023 - «номер страницы», третья - 1365 - смещение от начала страницы.

Что дальше с этим всем делается? В процессоре есть специальный регистр под названием CR3 (Control Register #3), в котором записывается «указатель на таблицу трансляции» - физический адрес, по которому в памяти располагается «таблица директорий». Эта самая таблица - это 1024 записи длиной по 32 (или 64) бита, в которых записаны физические адреса «таблиц страниц», соответствующих той или иной директории. У нас директория номер ноль, а потому процессор, декодирующий виртуальный адрес, вычисляет сумму регистра CR3 с нулём и получает адрес нужной ему «таблицы страниц». Вот в этой таблице (тоже из 1024 записей длиной 32 или 64 бита) уже записаны физические адреса начал страниц, так что, прибавив к началу таблицы страниц номер страницы (1023) - мы выходим на запись, в которой находится физический адрес начала нужной нам страницы. Остаётся только прибавить к нему 1365 - смещение - и искомый физический адрес готов. В случае 64-битной организации памяти уровней трансляции в этой схеме не два, а четыре; в случае трансляции со страницами размером 4 Мбайт - последний уровень трансляции пропускается.

Зачем вообще понадобилась столь сложная схема и почему было нельзя ограничиться одной таблицей трансляции? Всё дело в размере таблиц. Для 32-битной адресации памяти и страниц размером 4 Мбайт необходимый размер таблицы составляет всего лишь 4 или 8 Кбайт памяти, но для более востребованных 4 Кбайт - страниц, и, еще хуже, для 64-битной адресации памяти, необходимые размеры таблицы получаются гораздо большими - от 4-8 Мбайт до 8 Гбайт и даже 8 Тбайт. Во времена 386-х процессоров даже 4 Мбайт для таблицы трансляции адресов одной программы казалось слишком большой цифрой (а, учитывая, что на компьютере могут быть одновременно запущены сотни программ, и для каждой потребуется минимум по 4 Мбайт физической памяти - это и для современных систем слишком много); и потому выбор был сделан в пользу двухуровневой трансляции, при которой трансляцию можно остановить еще на «верхнем» уровне, указав для некоторых записей в «таблице директорий», что они не соответствуют никаким реальным физическим адресам и убрав, таким образом, необходимость в указании для целого диапазона адресов записей в таблице трансляции.

Кстати, сегментация (в 32-битных процессорах) даже с виртуальной памятью всё равно сохраняется. То есть реальные адреса, упоминающиеся в программе, вначале превращаются с учётом сегментов в «линейные», а уже они с помощью таблицы трансляции - в реальные «физические» адреса.

Трудно поверить, но, казалось бы ничем глубоко принципиальным не отличающаяся от обычной сегментированной модели памяти, память виртуальная даёт системному программисту практически всё, чего только его душа пожелает. Дело в том, что собственно усовершенствованной «трансляцией» адресов (которая сама по себе снимает все проблемы сегментированной оперативной памяти) виртуальная память не ограничивается. Вся «соль» технологии - в том, что для каждой записи в таблице трансляции адресов (фактически - для каждого диапазона адресов виртуальной памяти) определен набор специальных флагов, которые реализуют:

  • Защиту важных участков оперативной памяти от перезаписи.
    Один из простейших «флажков», который указывается для адресов виртуальной памяти - это флажок «только для чтения», позволяющий защитить определенные области виртуальной оперативной памяти от записи. К примеру, обычно read-only объявляются страницы, содержащие машинный код программы.

  • Защиту программ от вирусов.
    Основа новомодных «антивирусных» технологий вроде Microsoft Data Execution Prevention, обеспечивающих надёжную защиту компьютера от эксплойтов, использующих атаки типа «переполнение буфера», - крошечный битик в таблице трансляции (No eXecute - NX у AMD, и eXecute Disable, XD - у Intel), запрещающий выполнение машинного кода из определенных участков памяти.

  • Защиту операционной системы.
    Специальный бит позволяет определить некоторые участки оперативной памяти как «системные» и принципиально недоступные обычному приложению как для чтения, так и для записи.

  • Эффективный менеджмент оперативной памяти.
    Целый ряд специальных битов позволяет операционной системе отслеживать, по каким адресам программа читала или записывала данные, и определить «глобальные» страницы памяти, общие для всех программ в процессоре.

Но самый главный бит в таблице трансляции - это «нулевой» бит P - Present, обеспечивающий собственно

  • По-настоящему виртуальную память.

На самом деле, назначение этого бита довольно простое - если он «сброшен» (установлен в 0), то любое обращение к оперативной памяти по этому адресу вызывает системную ошибку (исключение), называющуюся Page Fault (#PF). Но сколько же на основе этой «простоты» удаётся построить! Ведь, по сути дела, P-флаг, - это указание процессору, что для обработки обращения программы к данному адресу памяти требуется обратиться за помощью к операционной системе.

Судите сами: простейшее применение P-флага - это реализация своп-файла, позволяющего использовать жёсткий диск вместо физической оперативной памяти. Идея в том, что мы можем для некоторых страниц виртуальной памяти не ставить им в соответствие никакого физического адреса оперативной памяти, а «сбросить» для соответствующих записей в таблице трансляции P-флаг и сохранить страницу в файл на жёстком диске. Если обращений к данной странице не происходит - то всё хорошо. Если происходит - то генерируется исключение #PF. По сути своей процессор просто приостанавливает выполнение текущей программы, и заглядывает в свой «справочник по действиям в нештатных ситуациях» - специальный участок памяти, в котором прописано, какую подпрограмму операционной системы вызывать в том или ином случае. В полном соответствии со стандартом, процессор вызывает обработчик исключения #PF - один из ключевых фрагментов любой операционной системы. Обработчик (фактически - операционная система) - «смотрит» на возникшую ситуацию («программа такая-то полезла в память по адресу такому-то и была остановлена потому что флаг Present был сброшен»), определяет, что данному адресу соответствует страница памяти, которой нет в оперативной памяти, но которая есть на жёстком диске - и начинает действовать:

  1. Он выбирает из физической памяти еще никем не занятую страницу, или даже освобождает одну из страниц, сохраняя её данные на диск, и сбрасывая соответствующий P-флаг в таблице трансляции.
  2. Читает нужное место своп-файла, копируя данные из неё в эту страницу.
  3. «Модернизирует» таблицу трансляции, прописывая в ней новый физический адрес для страницы, из-за которой случился сбой.
  4. Обновляет при необходимости данные в буфере TLB.

После этих манипуляций «проблемный» адрес виртуальной памяти, ссылающийся на несуществующую в физической памяти страницу становится уже не таким уж и «проблемным» - нужные данные уже загружены в память, и таблица трансляции нужным образом обновлена. Так что обработчику сигнала #PF остаётся только возвратить управление изначально работавшей программе - и последняя продолжит свою работу, как ни в чём не бывало, даже не догадываясь о том, что в каком-то её месте одно-единственное обращение в память спровоцировало столь длинную и сложную процедуру «свопа» данных в физической памяти и на жёстком диске.

Другие «популярные» применения P-флага виртуальной памяти позволяют реализовывать, к примеру технику «мэппинга файлов на память». «Мэппинг» - это когда программа по технологии, аналогичной технике свопинга, отображает по запросу приложения тот или иной файл в пространство виртуальных адресов программы. То есть можно добиться того, чтобы попытка чтения ячейки памяти #13323658 выливалась бы в автоматическое чтение какого-нибудь файла program.data с позиции 3446. Это, во-первых, весьма удобно (файл не нужно «читать» или «писать» - он уже доступен программе в виде обычного массива или набора массивов), во-вторых, очень быстро (производится лишь минимально необходимый набор действий по загрузке или записи данных), а в-третьих, очень эффективно (файл автоматически «кэшируется» в оперативной памяти, неиспользуемые страницы из этого кэша автоматически же убираются, освобождая физическую память, при сохранении сохраняются только действительно изменившиеся фрагменты файла, а не всё подряд, и т.п.). Хотя из-за ограничений сравнительно узкого доступного программе, работающей под управлением 32-битных версий Microsoft Windows, виртуального пространства в 2-3 Гбайт, и весьма громоздкой и неудобной реализации данной техники средствами Win32 API, используется она достаточно редко.

Более сложный пример, задействующий виртуальную память: реализация систем с якобы общей памятью в системах, где эта память изначально раздельна. Например, в разных компьютерах, соединенных при помощи локальной сети (в общем случае - в кластерах). Идея подобных систем состоит в том, чтобы при обращении программы по виртуальному адресу, соответствующему «чужой» памяти, вызывать обработчик, который сгенерирует обращение по сети к «чужой» машине, получив которое, эта машина выполнит нужную операцию с памятью и вернёт первоначальной машине ответ, который отобразится в программе. В результате можно добиться такого эффекта, что у нескольких физически совершенно разных компьютеров для программ виртуальная память будет пересекаться, или вообще полностью совпадать.

Это и есть суть «виртуальной памяти» - пользовательская программа никогда не может с уверенностью утверждать, что скрывается за абстрактным виртуальным адресом. Мы можем как угодно «дурачить» её, осуществляя за её спиной подтасовки с реальными адресами, и добиваться с этой помощью самых разнообразных эффектов. Впрочем, об этом мы поговорим в следующем разделе. А пока - перечислим основные и более востребованные преимущества виртуальной памяти:

  • Виртуальная память обладает всеми преимуществами сегментированной.
  • Но при этом размеры виртуальной памяти, выделенной программе, могут сколь угодно гибко изменяться.
  • Виртуальная память может «физически» размещаться не только в оперативной памяти, но и на жёстком диске и даже в Сети.
  • Виртуальная память не обязана быть непрерывной - её можно «нарезать» вообще как угодно, лишь бы это нам было удобно.
  • Можно задавать произвольное число «пересекающихся» областей виртуальной памяти для разных программ, вплоть до того, что одни и те же данные будут многократно отображены в адресное пространство программы по разным адресам.
  • Виртуальная память обеспечивает очень гибкую многоуровневую защиту оперативной памяти, позволяющую отлавливать любые ошибочные действия программы.
  • И не только ошибочные: в задачах отладки приложений виртуальная память позволяет, к примеру, отследить в любой момент такое «отладочное событие», как простое чтение программой того или иного адреса в памяти.

Минусов у виртуальной памяти всего два. Во-первых, она существенно замедляет работу компьютера (даже простая трансляция виртуальных адресов, не попавших в TLB - очень неторопливое занятие; обработка же события #PF - и вовсе способна занять сотни тысяч тактов процессора); а во-вторых, - сложна и абсолютно непрозрачна для рядового программиста.

Паравиртуализация и бинарная трансляция
Итак, как мы уже сказали, все пользовательские приложения сегодня, фактически, работают на «виртуальных» компьютерах - им предоставляется некая «обобщенно-стандартная» среда исполнения с виртуальной оперативной памятью, и с этим «виртуальным компьютером» они свободно работают, не задумываясь о том, какие реальные физические ресурсы за этой виртуальностью стоят. Центральная задача операционной системы - это поддержание этой «виртуальной реальности» и своевременное распределение между этими виртуальностями реальных аппаратных ресурсов. Сама операционная система тоже живёт на одном из «виртуальных компьютеров», но, в отличие от всех остальных «обитателей» компьютера, обладает возможностью свою (и чужие) «реальности» изменять и соотносить с физическими ресурсами компьютера.

И уже сама по себе подобная возможность позволяет, на самом деле, реализовывать практически всё, что угодно, с пользовательскими приложениями. К примеру, потенциально можно взять, «сохранить» состояние приложения на флэшку, «скопировать» на другой компьютер и «продолжить» выполнение программы уже на другом компьютере. Можно (потенциально) запускать в одной и той же операционной системе как Windows, так и POSIX-приложения (Linux, Unix-системы) - достаточно уметь создавать два «типа» виртуальных компьютеров, чтобы каждое приложение получало ровно ту среду исполнения, в которой оно привыкло работать. Но, к сожалению, для пользователя, подобные «хитрости», требующие активной поддержки со стороны операционной системы, реализовать на практике далеко не так просто, как рассказать о них. И обеспечить, скажем, «родную» поддержку Windows-приложений в Linux, равно как и обратную поддержку Linux-приложений в Windows, по причине активного противодействия Microsoft, невозможно. А потому пользователь вынужден обходиться без некоторых интересных функций и довольствоваться Windows-приложениями на Windows-системах и Linux-приложениями на Linux-системах.

В качестве выхода из ситуации возникает вполне логичное предложение: если уж мы не можем объединить в одной операционной системе возможности нескольких разных ОС, то почему бы одновременно запустить на нашем компьютере не одну, а сразу несколько операционных систем? Заодно и надёжность повысим: если одна из операционных систем «упадёт», другая останется, и будет способна восстановить «упавшую».

Оказывается, что это не столь уж трудно сделать. Смотрите: наши операционные системы - по сути дела, те же самые обычные приложения, работающие с виртуальными компьютерами, но разве что наделённые чуть более широкими привилегиями и потому обладающие способностью «трансформировать» окружающую среду под свои нужды. Поэтому возможны целых два способа обеспечить одновременную их работу на одном и том же компьютере.

Способ первый - это «способ сознательного сотрудничества»: сводящийся к тому, что наши ОС будут «учитывать интересы» друг друга, распределят между собой аппаратные ресурсы, и впредь будут работать так, чтобы не навредить своими «чрезвычайными полномочиями» операционной системы другой системе. Подобный подход весьма широко практикуется в *nix-подобных операционных системах и называется паравиртуализацией. Однако поскольку данный способ требует серьезной модификации ядра ОС, на которое, к примеру, всё та же Microsoft, доминирующая на рынке операционных систем, естественно, не соглашается, то особенной популярности среди «обычных пользователей» он получить не сумел.

s5.jpg

Схема 5. Паравиртуализация

Второй способ очень хорошо знаком «продвинутым пользователям» по приложениям типа VMWare Workstation, обеспечивающим успешный запуск на одном компьютере из-под «базовой» операционной системы нескольких «гостевых» операционных систем без специальной их модификации. «Гостевая» операционная система вместе со всеми её приложениями фактически становится одним «обычным» приложением «родительской» операционной системы, из-под которой она запущена. Идея здесь очень простая: используя виртуальную память, мы можем сымитировать виртуальный компьютер практически любой сложности: так что «гостевой» операционной системе попросту «подсовывается» виртуальная машина, очень напоминающая «физическую» x86-машину. «Гость» принимает «обманку» за настоящий компьютер - и вполне успешно начинает на этой виртуальной машине, имитируемой «родительской» ОС, работать. Обратите внимание, на то, что это не подход, аналогичный «виртуальной машине Java» или эмуляторам древнего Sinclair, когда приложение-эмулятор виртуальной машины «вручную» разбирает код приложения и «вручную» же исполняет каждую его инструкцию. Гостевая операционная система и все запущенные в её рамках приложения работают на физических ресурсах компьютера практически так же, как это делает обычное запущенное на нём приложение, а «виртуализирующее приложение» только обеспечивает контроль над ним - тонюсенькая прослойка кода, поддержанная стандартными аппаратными ресурсами компьютера. Давайте разберём немножко подробнее, как такое оказывается возможным.

У нас есть некие аппаратные ресурсы, которые нужно имитировать. В архитектуре x86 их, в общем-то, всего три:

  • Регистры процессора (включая регистры служебного назначения).
  • Порты ввода-вывода (использующиеся для обмена информацией с периферией).
  • Оперативная память.

С пунктом 3 всё понятно и так - память у нас виртуальная, так что сымитировать кусок физической памяти «родительской» операционной системе не составляет особенного труда. Порты ввода-вывода - орешек немножко потруднее, но поскольку современные процессоры позволяют попросту запретить их использование конкретному приложению, то удаётся обмануть гостевую операционную систему, запретив ей использовать порты ввода-вывода, перехватывая возникающие при попытках обращения к этим портам ошибки и имитируя «правильную» реакцию виртуального компьютера на соответствующую инструкцию. Обработчику ошибки нетрудно выяснить, что эту ошибку вызвало, и в случае ошибки обращения к порту ввода-вывода - «вручную» проделать нужные операции. Проконтролировать изменения регистров невозможно, но, к счастью, обычно этого и не требуется.

Но есть несколько неприятных исключений. Вот, к примеру, уже упоминавшийся регистр CR3, управляющий таблицей трансляции оперативной памяти. Собственно, зная «виртуальное» значение CR3, «базовой» операционной системе нетрудно сымитировать собственно таблицу трансляции: достаточно относящиеся к этой таблице области виртуальной памяти пометить при помощи P-флага, получить таким образом перехват всех обращений к этой таблице, и синхронизировать реальную таблицу трансляции с виртуальной, которую гостевая операционная система принимает за реальную (техника «теневых таблиц трансляции», Shadow Page Table). Но при этом, к сожалению, нужно как-то обманывать гостевую операционную систему, «подсовывая» ей «виртуальный CR3» вместо реального, а средств соответствующего аппаратного контроля обычный x86-процессор не предоставляет.

Схема 6. Виртуализация с гостевыми ОС.

Еще одна проблема из той же серии - внутренний регистр процессора, отвечающий за «уровень привилегий» текущего запущенного приложения. Процессор использует его, чтобы перехватывать попытки обращения «обычных» приложений к «опасным», «недозволенным» инструкциям и областям памяти; назначается этот уровень привилегий операционной системой. Таких уровней всего четыре; о приложениях с заданным уровнем привилегий говорят, что они работают в соответствующем кольце. Чем меньше численное значение данного параметра, тем больше дозволено соответствующим приложениям. В кольце 0 (Ring 0), к примеру, работает операционная система и (обычно) драйвера операционной системы; в кольце 3 (Ring 3) - «обычные» пользовательские приложения. Так вот: доверять «гостевой» операционной системе нулевое кольцо нельзя - иначе невозможно будет перехватывать некоторые её действия, поскольку в нулевом кольце «дозволено всё» и многие проверки безопасности попросту не работают. Но поскольку гостевая операционная система, естественно, по умолчанию предполагает, что её нужно запускать именно в нулевом кольце, а проверить сей факт особенного труда не представляет, то вполне естественно, что при попытке её запуска в каком-либо другом кольце приложение-виртуализатор добьётся разве что сообщения об ошибке. Поэтому, строго говоря, полноценную имитацию «физического» компьютера с помощью аппаратных ресурсов виртуализации в x86 нельзя. Говорят, что не выполнен критерий самовиртуализируемости Попека и Голберга (Popek and Goldberg self-virtualization requirements).

Как же тогда работают «виртуализаторы» типа VMWare? Довольно нетривиальным образом. Виртуализатор слегка «подрезает крылья» коду выполняющейся под его управлением операционной системы, на лету дизассемблируя её код и заменяя «плохие» инструкции (вроде чтения-записи регистра CR3) нейтральными с её точки зрения (это называется динамической трансляцией; dynamic recompilation). Сделать это, мягко говоря, не так уж просто, а гарантировать работоспособность получающегося на выходе результата - еще сложнее. Приплюсуйте сюда задачку имитации софтом виртуального x86-компьютера (требующую реализации специального сложнейшего драйвера), и вы получите представление о том, почему «виртуализирующее ПО» для x86 до сих пор не отличалось ни особенной надёжностью, ни особенной производительностью. Увы, но в архитектуре IA-32 с её изначально неплохой виртуализационной функциональностью изначально была заложена здоровенная «дырка», которую возможно обойти только с большим трудом.

Интересно, кстати, что в пришедшей на смену IA32 технологии AMD64/Intel EM64T, исправившей большинство неудачных и тонких мест архитектуры, ведущей свою родословную аж с процессора Intel i80386, эту «виртуализационную дырку» ни Intel, ни AMD так и не закрыли! Вместо этого они совершенно независимо друг от друга выпустили две совершенно несовместимые друг с другом «заплатки» к AMD64 и EM64T соответственно, по-разному облегчающие жизнь разработчикам виртуализационного ПО.

VMWare Workstation и VMWare Server

В России имя VMWare является практически синонимичным для «программного обеспечения для виртуализации». Именно эта компания в 1999 году впервые вывела на рынок успешный продукт, обеспечивавший для операционных систем производства Microsoft возможность запуска виртуальных машин с «чужими» операционными системами. Правда, в 2003 году VMWare была скуплена корпорацией EMC2, в состав которой с тех пор и входит, однако своего существования в качестве самостоятельного игрока с раскрученным брендом она с тех пор не прекратила. И текущая политика руководства EMC2 заключается в том, чтобы VMWare и дальше работала на рынке как самостоятельная единица, влиять на стратегию и тактику которого EMC особо не будет.

На сегодняшний день VMWare предлагает три линейки базового и некоторое количество сопутствующего виртуализационного ПО(табли- ца 1). Первая линейка, VMWare Workstation 5.5 ориентирована прежде всего на обычных разработчиков, запускающих на своём компьютере несколько операционных систем одновременно. Вторая, VMWare Server GSX 3 - практически идентична первой по основной функциональности, но ориентирована уже на серверное применение в качестве средства организации множества защищённых виртуальных серверов на одном физическом. Существуют версии обоих пакетов для Windows 2000/XP/2003 и основных дистрибутивов Linux. Третья линейка, VMWare Server ESX 2 стоит несколько особняком, поскольку ориентирована не на запуск в качестве обыкновенного приложения в «родительской» операционной системе, а, фактически, реализует свою собственную операционную систему, в которой запускается одно-единственное приложение - собственно виртуализационное ПО. Область применения Server ESX примерно та же, что и у Server GSX, но ESX ориентирована на большие дата-центры, требующие особой надёжности от виртуализирующего ПО.

Конфигурация виртуальных машин у VMWare более чем достойная. Ресурсы процессора доступны виртуальной машине в полном объеме (если на «родительской» машине стоит Pentium 4 - в имитируемом компьютере будет стоять точно такой же процессор); объем оперативной памяти - практически неограничен (до 3,6 Гбайт на каждую виртуальную машину); подключаются напрямую или имитируются стандартные IDE-устройства (жёсткие диски и оптические накопители в виде файлов на диске), поддерживается прямое подключение SCSI-адаптеров и имитация SCSI-дисков, подключенных через контроллер LSI Logic Ultra160 или Mylex BT-958. Видеокарта - абстрактный графический адаптер VGA/SVGA. Поддерживается и эмулируется до двух флоппи-дисков, до четырех COM-портов, UCHI-контроллер на 2 порта USB 1.1; до двух параллельных LPT-портов, стандартная 104-кнопочная клавиатура и мышь PS/2. Поддерживается до четырех виртуальных сетевых карт (AMD PCnet) и даже виртуальная локальная сеть, состоящая из произвольного числа хостов и до девяти виртуальных свитчей. В общем, звание лидера VMWare удерживает вполне заслуженно.

VMWare использует в своих продуктах классическую технологию «бинарной трансляции»; в последние версии ПО включена и экспериментальная поддержка технологии виртуализации Intel VT-x. Поддержка технологии виртуализации AMD «Pacifica» обещана в самом ближайшем будущем. К слову, именно продукты VMWare корпорация Intel использовала еще год назад для публичных демонстраций (например, в рамках Intel Developer Forum) будущих возможностей своих процессоров с Virtualization Technology, тогда еще не оснащенных блоками VT. И, надо заметить, что, например, на трехгигагерцовом процессоре Intel Xeon (ядро Nocona) работа такой виртуальной системы не отличалась особой прытью, в чем нам довелось убедиться лично.

В таблице 1 перечислены официально поддерживаемые VMWare операционные системы (другие ОС также могут работать).

Таблица 1. Официально поддерживаемые VMWare операционные системы

Microsoft VirtualPC/Virtual Server

В отличие от VMWare, Microsoft никогда толком не разрабатывала собственных систем виртуализации: выпускаемые сегодня под её брендом VirtualPC и Virtual Server изначально были разработаны компанией Connectix. Но в 2003 году Microsoft скупила данные продукты у Connectix, что называется, «на корню», и с тех пор примерно та же команда разработчиков выпускает лишь слегка «подрихтованные» бывшие продукты Connectix под Microsoft-овской маркой. Одной из сторон подобного перехода «под крыло» Microsoft стало то, что отныне VirtualPC работает исключительно под управлением десктопных версий ОС Windows XP/2000, а более функциональный Virtual Server - и вовсе только под управлением серверных Windows XP/2003 Server.

Изначально виртуализационное ПО Microsoft было ориентировано на использование технологии бинарной трансляции кода. Исключение - VirtualPC for Macintosh, который формально также использует ту же технологию бинарной трансляции, но по сути своей является, скорее, продвинутым эмулятором (см. ниже). В 2005 году Microsoft также заявила о поддержке в своих будущих продуктах технологий Intel VT-x и AMD SVM «Pacifica», однако бета-версии соответствующих продуктов выйдут лишь в первой половине 2006 года, а окончательный релиз - во второй половине.

В части оборудования VirtualPC и Virtual Server имитируют один и тот же «стандартный компьютер» с процессором Pentium II (с поддержкой MMX), работающий на чипсете Intel 440BX, с видеокартой S3 Trio 64 PCI (с 4 Mb видеопамяти), BIOS от American Megatrends (AMI), звуковой картой Creative Sound Blaster 16 PnP (Virtual Server её не поддерживает), и сетевой картой DEC 21041 / 21040. Конфигурация хоть и старенькая, но весьма распространённая в своё время, а потому имеющая очень неплохую поддержку со стороны программного обеспечения.

Официально заявленная Microsoft поддержка гостевых операционных систем (другие системы также могут работать) представлена в таблице 2.

Таблица 2. Официальная поддержка гостевых ОС продуктами Microsoft


Далее

Новости мира IT:

Архив новостей

Последние комментарии:

Loading

IT-консалтинг Software Engineering Программирование СУБД Безопасность Internet Сети Операционные системы Hardware

Информация для рекламодателей PR-акции, размещение рекламы — adv@citforum.ru,
тел. +7 985 1945361
Пресс-релизы — pr@citforum.ru
Обратная связь
Информация для авторов
Rambler's Top100 TopList liveinternet.ru: показано число просмотров за 24 часа, посетителей за 24 часа и за сегодня This Web server launched on February 24, 1997
Copyright © 1997-2000 CIT, © 2001-2015 CIT Forum
Внимание! Любой из материалов, опубликованных на этом сервере, не может быть воспроизведен в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами без письменного разрешения владельцев авторских прав. Подробнее...